Главная » Другие банки » Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США? АПН — Агентство Политических Новостей

Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США? АПН — Агентство Политических Новостей

Центробанк РФ – это Банк России или операционная контора Федеральной резервной системы США?

Вопрос, вынесенный в заголовок этой публикации, возник в связи с последними событиями в банковской сфере, в частности, банкротством ряда банков, внесудебным отчуждением у граждан и юридических лиц их денежных средств, которые они хранили в обанкротившихся банках, и принудительной девальвацией рубля. Причины происшедшего кроются в невыполнении Центробанком Российской Федерации обязанностей, предписанных ему законодательством, и в проводимой им денежно-кредитной политике, которая во многом способствовала деградации отечественной экономики.

Кто должен вернуть деньги обворованным клиентам обанкротившихся банков?

Как известно, в ноябре-декабре 2013 г. и январе этого года Центробанк отозвал лицензии у ряда российских коммерческих банков. Это оказалось неожиданным не столько для банкиров – они прекрасно понимали, чем могут окончиться для них многолетние нарушения законодательства, — сколько для их клиентов, которых, попросту говоря, обворовали. Но если частным лицам, вклады которых застрахованы, частично или полностью возместят потери, то многочисленные организации, клиенты этих банков, а это в основном предприятия малого и среднего бизнеса, оказались банкротами или на пороге банкротства по вине самого Центробанка. И вот почему.

Когда 13 декабря прошлого года были отозваны лицензии у «Инвестбанка», «Банка проектного финансирования» и «Смоленского банка», в интервью телеканалу «Россия 24» первый заместитель председателя Центробанка Алексей Симановский происшедшее назвал оздоровлением банковского сектора. «Отзыв лицензий был необходимостью. Это связано с тем, что все три банка прекратили обслуживание клиентов и платежи. То есть, они были неплатежеспособны» — пояснил он.

Комментируя в конце декабря на пресс-конференции то, что он назвал «оздоровлением банковского сектора», Алексей Симановский заявил: «Очень важным для поддержания стабильности (банковской системы) является разоблачение всякого рода слухов о якобы имеющих место намерениях Банка России отозвать лицензии у разных банков. Это все ложь и провокации, и за их распространение надо наказывать. В ЦБ нет ни расстрельных списков, ни намерений отзывать лицензии пачками. И поверьте, решение об отзыве лицензии принимается только вынужденно, когда того требует закон и когда нет иных разумных вариантов решения проблем банка». По его словам, «регулятор расчищает банковскую поляну от сухих и упавших банков, не более того. И уж конечно, речь не может идти о массовых экзекуциях».

Столь образное разъяснение одним из главных банковских регулировщиков причин банкротства коммерческих банков отдает пребольшим лукавством. Если садовник на вверенной ему садовой поляне допустил усыхание и гибель деревьев, то это плохой садовник. Хороший садовник систематически контролирует и поддерживает здоровье своих подопечных. Регулятор банковской системы, который якобы вынужденно расчищает свою «банковскую поляну от сухих и упавших банков», — плохой регулятор, так как банки «усыхают и падают» не в результате мгновенно поразившего их недуга, а по причине продолжительной порочной кредитной деятельности их руководителей и/или тривиального при этом воровства разными способами денег клиентов. Чтобы не допускать всего этого, российский Центробанк согласно федеральному законодательству должен оперативно контролировать и по результатам контроля регулировать деятельность коммерческих банков, предотвращая «усыхание» доверенных им чужих денег и гибель самих банков.

Регулировать – значит принуждать. Поэтому, оправдывая отзывы банковских лицензий якобы отсутствием «иных разумных вариантов решения проблем банков», Алексей Симановский фактически признал, что Банк России на протяжении многих лет не выполнял своих обязанностей по профилактике здоровья подконтрольных ему кредитных учреждений и тем самым сохранению денег их клиентов. Об этом наглядно свидетельствует, в частности, отзыв лицензий у упомянутых трех и ряда других банков лишь после того, как они прекратили операции, в том числе выдачу вкладов, из-за отсутствия денег.

Трудно объяснить причины подобной «самокритичности». Возможно, это результат безнаказанного неисполнения законов, ставшего давно привычным для многих чиновников из-за бесконтрольности их деятельности со стороны властей. За это тех же руководителей «государства в государстве», каковым они пытаются представить Центробанк, не наказывают, а даже платят каждому более миллиона рублей в месяц, не считая всяких там преференций и персональных авто. Так что Фрейд в подкорке Алексея Симановского здорово его подвел, заставив иносказательно сказать правду. А она на примере одного из коммерческих банков такова.

В последнем отчете «Инвестбанка» — на 1 декабря прошлого года, то есть за 12 дней до отзыва у него лицензии — был указан его капитал в размере 8,56 млрд. рублей. Однако только после отзыва у банка лицензии в Центробанке «вычислили», что «Инвестбанк» весь свой капитал утратил, что, конечно же, произошло не за один день. В том же отчете была указана стоимость активов банка в сумме около 70 млрд. рублей. По данным газеты «Коммерсант», при последующей переоценке активов, проведенной тоже после отзыва лицензии у «Инвестбанка», в Центробанке «вдруг» узнали их действительную стоимость – 32,4 млрд. рублей, а привлеченные банком клиентские средства, из которых эти активы были сформированы, исчезли. На сегодня объем обязательств банка перед клиентами составляет 62,6 миллиарда рублей, однако остаток активов в размере 32,4 млрд. рублей еще не означает, что в ходе конкурсного производства после признания банка банкротом клиентам возвратят остальную часть их денег.

«Дыры» в капитале банков, обнаруженные сразу же после отзыва лицензии, при последующем детальном анализе активов имеют обыкновение расширяться. Похожая ситуация сложилась в 2010 году в «Межпромбанке». В нем «дыра» в 30 млрд. рублей была близка к сумме средств, занятых им в виде беззалоговых (?!) кредитов в ЦБ и ему не возвращенных. Впоследствии по факту вывода из банка активов и его преднамеренного банкротства возбудили уголовное дело, в рамках которого основной бенефициар банка, бывший сенатор от Тувы Сергей Пугачев был объявлен в международный розыск. В «Межпромбанке» спустя три месяца после первоначальной оценки «дыра» в капитале увеличилась на четверть, составив на 1 февраля 2011 года уже 37 млрд. рублей.

Ясно, что деньги из банков уводились не один день. Однако официального объяснения, когда и при каких обстоятельствах из того же «Инвестбанка», находившегося под надзором регулятора, исчез почти 1 млрд. долларов, нет по сей день. Неужто это следствие коррупционного сговора? Между тем все межбанковские операции осуществляются расчетными центрами ЦБ через открытые там корреспондентские счета коммерческих банков с использованием единой компьютерной системы. При этом состояние счетов и содержание операций может и должно непрерывно контролироваться программными средствами.

То, что Центробанк, располагая современными средствами компьютерного контроля над банковскими операциями, далеко не полностью выполняет комплекс предписанных ему законодательно функций по поддержанию стабильности и ликвидности банковской системы, подтвердила и нынешний руководитель ЦБ Эльвира Набиуллина. Правда, тоже иносказательно. Объясняя причины отзыва лицензии у «Мастер-Банка», она заявила, что его руководители скрывали реальное состояние дел и предоставляли в ЦБ недостоверную отчетность, а банк был вовлечен в обслуживание теневого сектора экономики. Спрашивается, а куда все это время, пока банк скрывал истинное состояние своих дел и представлял фальсифицированную отчетность, глядел Центробанк? Ведь известно это стало не вдруг, накануне отзыва лицензии, – многочисленные сигналы приходили со стороны. Кроме того, в средних и крупных банках работают представители ЦБ, которые должны постоянно надзирать за их деятельностью. Чем же они были заняты?

Еще до назначения Эльвиры Набиуллиной главой Центробанка правоохранительные органы на протяжении ряда лет неоднократно оповещали ее предшественника, а ныне советника, С. М. Игнатьева, что многие коммерческие банки, в том числе «Мастер-Банк», незаконно обналичивают деньги заинтересованных в этом клиентов через подконтрольные фирмы-однодневки и финансово-кредитные организации. С каждой такой операции взимается комиссия до 7%. Случались и «внезапные» банкротства банков, того же «Межпромбанка», в результате которых десятки миллиардов рублей — средств банковских клиентов исчезали за рубежом.

Говоря о «Мастер-банке», председатель ЦБ Эльвира Набиуллина открыто заявила: «Он не один такой». Любопытно, когда об этом узнали? В упомянутом интервью телеканалу «Россия 24» ее первый заместитель Алексей Симановский признался, что ЦБ десять лет (!?) уговаривал сменявших друг друга владельцев «Мастер-банка» придерживаться законов. Но ведь Центробанк – не церковное учреждение, его чиновники призваны не проповеди прихожанам читать, а повседневно контролировать и регулировать работу банков, заставляя их действовать в рамках законодательства в интересах своих клиентов и государства.

О деятельности банков и Центробанка ничего плохого, кроме хорошего

Однако, как отмечалось, Алексей Симановский почему-то уверен, что «очень важным для поддержания стабильности (банковской системы) является разоблачение всякого рода слухов о якобы имеющих место намерениях Банка России отозвать лицензии у разных банков. Это все ложь и провокации, и за их распространение надо наказывать».

Наказания за подобные деяния уже прописаны в Уголовном кодексе РФ. Поэтому странным показалось заявление Симановского, сделанное им в Совете Федерации: «Наверное, нам нужно подумать о законе о ложной информации и, в том числе, об уголовном наказании за распространение заведомо ложной информации». Но еще более странно, что этот заказ был принят. Председатели комитета по информационной политике Госдумы РФ Алексей Митрофанов и комитета по финансовому рынку Наталья Бурыкина в новогодние праздники очень быстро подготовили законопроект о досудебном блокировании любых публичных источников, включая СМИ, распространяющих ложную информацию о банках, кредитных и страховых компаниях, а также об организациях, торгующих на рынке ценных бумаг.

Авторы законопроекта предлагают карать нарушителей штрафами в размере до миллиона рублей и уголовным наказанием в виде исправительных работ или лишения свободы на срок до двух лет. Жаловаться на источник с неверной информацией нужно будет в Генпрокуратуру. Сможет сделать это любая организация и любой гражданин, затем жалоба с грозным прокурорским предписанием поступит в Роскомнадзор, а оттуда — операторам связи и Интернет-провайдерам. По каким критериям будет определяться качество информации — ложная она или достоверная – в законопроекте не говорится, что создаст благоприятные условия для наказания без вины виноватых. Поэтому, думается, что правыми всегда окажутся банки.

Помнится, весной 2004 года ЦБ сотворил очередной после дефолта в августе 1998 г. финансовый кризис, неожиданно приостановив деятельность «Содбизнесбанка». Это был первый в стране случай отзыва лицензии из-за обвинений в отмывании денег и мошенничестве с вкладами физических лиц. Тогда поползли тревожные слухи, рынок межбанковского кредитования замер, и многие банки перестали выдавать деньги вкладчикам, которые сутками выстраивались на улицах в длинные очереди перед банковскими офисами. Ситуация быстро ухудшалась. Когда конкуренты попытались очернить один крупный банк, то его владельцы из страха за свои деньги попытались вывезти за рубеж 800 миллионов долларов на грузовом самолёте, сгрузив денежные пачки где-то в Московской области. Тогда же одна из газет опубликовала снимок длинной очереди на улице, которая выстроилась в один из офисов другого крупного банка, прекратившего выплату денег. Его хозяева сочли публикацию снимка клеветой и подрывом их деловой репутации, подали судебный иск и газету оштрафовали, кажется, на 100 млн. рублей, невзирая на очевидность факта.

Как видим, суды прекрасно могут защищать банки от «клеветы» и согласно действующему УК РФ. Поэтому передача судебных функций прокурорам, которые через Роскомнадзор должны будут блокировать источники информации, ложной по представлениям заинтересованных лиц, противоречит п.1 ст.49 Конституции РФ, в которой сказано: Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Предлагаемая блокировка прокурором источника информации, ложность которой не доказана судом, нарушает не только ст. 49 Конституции. Одновременно нарушается и п.2 ст. 35 Конституции, согласно которому каждый вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом. Поэтому блокировка источника информации без соответствующего приговора суда явится нарушением этих конституционных прав собственника. Странно, что подобный законопроект исходит из комитета по информационной политике Госдумы, который должен защищать конституционные права журналистов, свободу слова и право граждан на получение информации. Это тем более важно, когда затрагиваются интересы десятков миллионов граждан и предприятий, клиентов банков. Причем законопроект игнорирует и нормы ФЗ «О СМИ», в частности, его гл. 4, в которой изложены права граждан и организаций на опровержение опубликованных сведений, не соответствующих, по их мнению, действительности, и порочащих их честь и достоинство. Тем самым закон «О СМИ» призывает в таких случаях к публичной дискуссии, что не исключает и последующего обращения в суд.

Законопроект уже одобрен Центробанком (как же не одобрить столь оперативное исполнение заказа) и передан на экспертизу в правительство. Похоже, Центробанк ужасно боится открытых публичных дискуссий по спорным вопросам. Ведь проще добиться законодательного запрета всякой критики в свой адрес. Видимо, неспроста в интервью агентству «ИТАР-ТАСС» 26 декабря прошлого года Алексей Симановский на вопрос, будут ли в этом году еще громкие отзывы лицензий, ответил: «Мы вообще за тишину». Почему же в ЦБ ратуют «вообще за тишину»?

Банки «чистые» и «нечистые»

Согласно данным ЦБ, по состоянию на 16 декабря прошлого года в стране действовало 930 банков (в начале года — 956). Среди них наиболее крупными уставными капиталами — от 1 млрд. до 10 млрд. рублей — обладало 166 банков, а свыше 10 млрд. рублей – лишь 23 банка. Как показало время, Центробанк и его региональные управления явно не справляются (или не хотят справляться?) с надзором за столь большим количеством банков и удержанием их в рамках законопослушания. Поэтому складывается впечатление, что ЦБ намерен без шума существенно сократить их число, заблокировав всякую критику в свой адрес. Об этом может свидетельствовать подготовка списка из 25 «системно значимых» банков, банкротства которых нельзя допускать.

О списке в упомянутом выше интервью телеканалу «Россия 24» сообщил Алексей Симановский. Официально он пока не обнародован. Видимо, согласно этому списку Центробанк намерен распространить господдержку, которая ранее предоставлялась только Сбербанку, Газпромбанку и ВТБ, на ряд других банков, в том числе Глобэкс Банк, Банк Возрождение и ИНГ Банк. Совокупно активы банков из списка составляют около 70% от общего объёма активов банковской системы страны, примерно таковы и объёмы привлечённых ими средств физических лиц. Кроме того, они в совокупности занимают более двух третей всего российского рынка межбанковского кредитования. Для надзора за их деятельностью в ЦБ даже создали новый департамент.

Список «25», очевидно, можно трактовать как деление банков на «чистых» и «нечистых». Поэтому клиенты банков, не включенных в упомянутый список, могут увидеть в его появлении сигнал к бегству в банки, которым гарантирована господдержка. Таким образом, будут созданы дискриминационные условия доступа на рынок для множества других банков, вследствие чего спровоцируется недобросовестная конкуренция между ними и немногочисленными кредитными учреждениями, приближенными к «госкормушке». Очевидно, таким путем ЦБ хочет добиться существенного сокращения числа банков. Однако, вполне возможно, что предполагаемый массовый исход физических и юридических лиц из банков вне списка «25» в банки, гарантированные от банкротства, вызовет опережающий и тоже массовый вывод капиталов из банков, к «госкормушке» не допущенных, с последующим их банкротством. Справится ли Центробанк с таким, готовящимся им, вполне вероятным «стихийным бедствием»? Думается, в таком случае никаких страховых резервов для компенсации утерянных вкладов не хватит. Потери же юридических лиц намного превысят сегодняшние. Странно, что Федеральная антимонопольная служба не обратила внимания на сообщение о списке «25», который нарушает нормы закона «О защите конкуренции».

Создается впечатление, что руководители Центробанка не просчитывают последствий своих решений. Так было с дефолтом в августе 1998 г., когда ЦБ возглавлял Дубинин, повторилось в 2004-м при Игнатьеве, и в конце прошлого года — уже при Эльвире Набиуллиной. В одном из своих интервью Алексей Симановский сказал: «Если говорить о значимости банков с отозванной в 2013 году лицензией, то в совокупности на них приходится менее 1% активов всей банковской системы. То же самое касается объемов вкладов. Это совершенно некритичные величины». Похоже, руководство Центробанка придерживается принципа «лес рубят, щепки летят», не удосуживаясь просчитать «некритичную» цену «щепок», за которыми стоят живые люди, предприятия и интересы государства. А зря!

Согласно статистике ЦБ, сумма активов всех банков страны на 1 ноября прошлого года составляла 54 981 224 млн. рублей, депозиты юридических лиц составляли 8 402 364 млн., а вклады физических лиц – 16 048 830 млн. рублей. Тогда 1% от этих сумм будет равняться (округленно) 549,8 млрд. рублей — активов, 84 млрд. рублей — депозитов юридических лиц и 160,48 млрд. рублей — вкладов физических лиц. По некоторым оценкам, на компенсацию застрахованных вкладов физических лиц в банках, которые закрыли в конце прошлого года, должны потратить порядка 130 млрд. рублей. В результате потери вкладчиков составят примерно 30 млрд. рублей. Среди них, очевидно, были и те, кто копил деньги на квартиру. Депозиты юридических лиц в размере 84 млрд. рублей — это оборотные деньги предприятий, из которых они платили налоги, включая налоги с доходов их сотрудников, и страховые взносы.

Допустим, что налоговые и страховые платежи составляли примерно треть, то есть около 30 млрд. рублей. С учетом оборота 84 млрд. рублей, допустим, дважды в год, потери бюджета составят уже 60 млрд. рублей. Деньги эти, однако, исчезли, и поэтому предприятия, которым они принадлежали, оказались либо банкротами, либо им грозит банкротство и закрытие. Следовательно, консолидированный бюджет и социальные фонды навсегда лишились этих доходов, а работникам закрывшихся предприятий государство вынуждено будет выплачивать пособие по безработице. Таковы оценочно материальные последствия для экономики и бюджета, названные Алексеем Симановским некритичными, и которыми руководители ЦБ пренебрегли, вследствие чего государству, предприятиям и гражданам нанесен немалый ущерб.

Спрашивается, почему депозиты юридических лиц не страхуются? Говорят, этому противится сам Центробанк. Видимо, учитывая интересы только владельцев банков, он препятствует и увеличению до 1 млн. рублей суммы страхуемых вкладов частных лиц, в том числе индивидуальных предпринимателей. Следует заметить, что деньги для страхования вкладов резервируются из средств самих вкладов, размещенных во всех банках. Таким образом всех вкладчиков вынуждают возмещать ущерб тем из них, которые оказались клиентами банков–банкротов.

Итак, ЦБ своим бездействием фактически обанкротил клиентов банков, хозяева которых ввиду отсутствия должного контроля со стороны регулятора успели обогатиться за счет клиентов. Однако ЦБ не несет за это никакой ответственности. Спрашивается, почему?

Банкротство клиентов возникает с момента отзыва Центробанком лицензии у поднадзорного банка, что противоречит, как отмечалось выше, ст. 49 и п.2 ст.35 Конституции РФ. Их положения запрещают внесудебное отчуждение собственности и тем самым лишение владельцев права пользоваться им.

Чиновники Центробанка уже давно позиционируют себя «государством в государстве», и законы писали «под себя», блюдя свои коммерческие интересы, и чтобы не отвечать за свои грехи. Последнее свидетельство тому – законопроект, запрещающий плохо писать о банках. Он повторяет принцип внесудебного отзыва Центробанком лицензии у банка, но только вместо прокурора судьей в этом случае является сам Центробанк. Однако право на отзыв лицензии — всего лишь часть причины, объясняющей, почему ЦБ позиционирует себя независимым юридическим лицом с непонятным статусом по отношению к государственной власти.

Мания статусного величия

Если открыть страницу Интернет-сайта ЦБ Правовой статус и функции Банка России, то в третьем абзаце сверху прочтем следующее: «Ключевым элементом правового статуса Банка России является принцип независимости, который проявляется, прежде всего, в том, что Банк России выступает как особый публично-правовой институт, обладающий исключительным правом денежной эмиссии и организации денежного обращения. Он не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения. Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом О Центральном банке Российской Федерации (Банке России) , Банк России осуществляет независимо от федеральных органовгосударственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Независимость статуса Банка России отражена в статье 75 Конституции Российской Федерации, а также в статьях 1 и 2 Федерального закона О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Но соответствует ли Конституции РФ тот «правовой» статус Центробанка, который его руководители самовольно приписали государственному регулятору банковской системы? Для этого сравним процитированный выше текст с положениями п.1 и п.2 ст.75 Конституции:

1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются.

2. Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

Итак, принцип независимости ЦБ проявляется не прежде всего, как утверждают его руководители, а исключительно, и только исключительно в правах на защиту и обеспечение устойчивости рубля. И более ни в чем. Что же касается денежной эмиссии, то хотя она и осуществляется исключительно ЦБ, но это говорит не о его независимости в этом деле, а лишь как о единственном техническом исполнителе эмиссии.

Следует отметить, что согласно п. ж) ст.71 Конституции в ведении Российской Федерации находятся финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки. Финансовое, валютное и кредитное регулирование, денежная эмиссия, а также надзор за банковской деятельностью делегированы государством Центробанку, который является, таким образом, органом государственной власти, подотчетным Госдуме. Поэтому утверждение руководителей ЦБ, что возглавляемый ими государственный регулятор не является органом государственной власти,противоречит п.2 ст.75 Конституции, в котором говорится, что защиту и обеспечение устойчивости рубля Центробанк осуществляет независимо от других органов государственной власти. По-русски это означает, что ЦБ — тоже орган государственной власти, что прямо следует из приведенной выше ст.71 Конституции, причем согласно законодательству его уставный капитал и иное имущество являются федеральной собственностью. Однако в своем разъяснении правового статуса ЦБ его авторы умышленно исказили конституционное положение п.2 ст.75, записав: Функции и полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации,… Банк России осуществляет независимо от федеральных органов государственной власти…, опустив при этом существенную часть фразы — прилагательное других.

Ответ на вопрос, почему руководители ЦБ исказили суть п.2 ст.75 Конституции и внушают всем, что Центробанк РФ якобы не является органом государственный власти, можно прочесть в ст.53 Конституции, в которой сказано: Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Ущерб, нанесенный клиентам банков, у которых были отозваны лицензии, вызван тем, что Центробанк длительное время не предпринимал должных мер принуждения в отношении упомянутых выше кредитных учреждений, много лет нарушавших банковское законодательство. Столь странные дружественные взаимоотношения некоторых чиновников ЦБ и его поднадзорных банков, возможно, обусловлены взаимными коммерческими интересами – получением все большей и большей прибыли, а может быть, и коррупционными связями. Ситуация парадоксальная: государственный регулятор банковской системы является почему-то коммерческой организацией, получая прибыль от выполнения государственных функций — финансового, валютного и кредитного регулирования, эмиссии денег, выдачи банкам краткосрочных кредитов для поддержания их ликвидности и пр. Какими же критериями руководствуются чиновники Центробанка для оптимизации его прибыли, и не используют ли они для этого — вольно или невольно — свои громадные полномочия, так как от доходов и прибыли ЦБ зависят, в частности, размеры их зарплат и премий?

Как Центробанк блюдет свои коммерческие интересы в ущерб государственным

Согласно федеральному закону о Центробанке, он «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику». Вместе с тем, на него согласно п.2 ст.75 Конституции возложена защита и обеспечение устойчивости рубля. Чтобы оценить, как ЦБ «сочетает» свои коммерческие интересы с выполнением своих важнейших государственных функций в экономике, проанализируем некоторые показатели, приведенные в таблице, характеризующие состояние финансовой системы страны.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Бик банка — что это такое, справочник, как узнать, на карте

Получите БЕСПЛАТНУЮ юридическую консультацию прямо сейчас: Москва и область +7 (499) 703-43-52 Санкт-Петербург и область +7 (812) 309-57-61 Регионы 8 (800) 333-45-16 доб. 530 Получите ...